Журнальный зал

Началом должны быть сдвиги в мышлении людей, в общественном сознании. Таков единственно возможный путь. Альтернативой ему является либо загнивание, либо разрушительный взрыв, катаклизм, наподобие революции года. Катаклизм наверняка принесет с собой неисчислимые жертвы, а поможет ли он построить лучшее общество, весьма сомнительно. Скорее всего, он снова отбросит нас назад. Чаще всего оба этих вида деятельности рассматриваются не как цель в себе, а как средство для достижения другой цели, например, личного обогащения или роста всеобщего благосостояния. Но не менее важно, что и борьба за власть, и борьба за идеи являются формами самовыражения и самоутверждения. Борьба за власть — гораздо более древняя, дочеловеческая, форма самоутверждения. Борьба за идеи — специфически человеческое явление, это утверждение своей личности на социальном уровне. Борясь за власть, человек делает ставку на те или иные идеи.

Реферат: Валентин турчин инерция страха социализм и тоталитаризм

Другие книги по теме Перейти к книге 0 Ближний круг Сталина. Вожди в законе Известный историк Рой Медведев включил в свою книгу семь политических портретов людей, входивших в разное время в ближайшее окружение Сталина: В ней приподнимается завеса над некоторыми неясными страницами истории семьи В.

Инерция страха: Социализм и тоталитаризм. Home · Инерция страха: Социализм и тоталитаризм Author: Турчин Валентин. 0 downloads 0 Views .

Социализм и тоталитаризм-Валентин Турчин. Электронная библиотека, книги всех жанров Реклама: Социализм и тоталитаризм-Валентин Турчин К сожалению бесплатное скачивание и чтение книг на нашем сайт больше не доступно. С каждым днем все сложнее и сложнее содержать подобного рода сайты, ежедневно нам поступают сотни жалоб от правообладателей и обрабатывать их в ручном режиме становится очень проблематично, поэтому мы приняли решение ограничить доступ ко всем произведениям, дабы все правообладатели остались довольны.

В данной работе В. Турчин анализирует сущность политических строев, существовавших в СССР и странах Запада в е гг. Основное внимание уделяется системным аспектам: Автор удивительно тонко и точно описывает разницу между оригинальными идеями социализма и их конкретной реализацией, а также объясняет, на каких принципах, по его мнению, может быть построен социализм, ориентированный на свою оригинальную идею - творческую интеграцию разных людей.

В заключительной части книга производится анализ текущей идеологии стран Запада и его недостатков на основе произведений Маркузе и Тоффлера.

Сталин умер в году, массовые репрессии прекратились, еще двадцать пять лет действовала инерция страха. Готовность всюду.

Эти выводы ни на чем не основаны. Напротив, все говорит о тенденции к увековечиванию тоталитарных порядков. Уровень насилия падает по мере того, как общество привыкает к этим порядкам, смиряется с ними. Можно говорить также о смягчении сталинского режима к году по сравнению с м. Но все это является лишь следствием и свидетельством стабилизации тоталитаризма, Основные принципы, на которых зиждется новый строй, не меняются ни на йоту: И те же тюрьмы для непокорных, разве что нет расстрелов.

Инерция страха социализм и тоталитаризм

Но мне показалось целесообразным не просто наблюдать за окружающим миром, а сравнивать этот мир с тем, в котором живем мы в России. И поэтому первое впечатление — не об американцах, а о нас самих. Тех, кто живет в России.

Перевод контекст"инерции" c русский на испанский от Reverso Context: Ряд «клейма позора», дискриминации, страха и бюрократической инерции.

Железный наш кулак сметает все преграды. Стругацкий3 Другой характерной чертой перехода тоталитарного общества в стационарный режим является перенос центра тяжести пропаганды с поклонения конкретным людям — героям, полубогам, которым мы обязаны нашей счастливой жизнью, на поклонение более абстрактным, но зато непрерывно воспроизводящимся понятиям: Один американский журналист спросил меня как-то: Кем их учат восхищаться в школе и кем они на самом деле восхищаются?

Я вдруг заметил, что у нас больше нет культа героев, который был характерен для времен моего детства. В тридцатые годы Валерий Чкалов был кумиром буквально каждого мальчишки в стране. Для нынешнего поколения с ним можно сравнить только Юрия Гагарина, но я уверен, что по глубине и искренности внушаемого им восхищения, а также по числу подражателей Чкалов намного опережает Гагарина.

Да разве только Чкалов? Я до сих пор помню эти четыре имени: Папанин, Кренкель, Федоров и Ширшов. А герои гражданской войны? В тридцатые годы имена авиаконструкторов были известны всем, их популяризировали в качестве примера для подражания.

Инерция страха и пассивности

Размер шрифта Семь лет спустя Каждый раз, когда я берусь писать об общественных проблемах в нашей стране, я сталкиваюсь со следующим противоречием. С одной стороны, я — убежденный эволюционист и реформист, еще точнее хотя это слово у нас мало принято — градуалист, сторонник постепенных преобразований, проводимых параллельно с эволюцией общественного сознания.

В этих воззрениях я не одинок: Хотя и говорят, что история учит только тому, что она никого ничему не учит, это, к счастью, не совсем так.

Валентин Фёдорович Турчин (14 февраля , г. Подольск, Московская область — 7 Кибернетический подход к эволюции», «Инерция страха.

Социализм и тоталитаризм Период появления в самиздате: В этих воззрениях я не одинок: Хотя и говорят, что история учит только тому, что она никого ничему не учит, это, к счастью, не совсем так. Результат большевистской революции научил нас не верить пламенным призывам одним махом уничтожить правящий класс, сломать государственную машину и построить на ее обломках новое общество, справедливое и процветающее. Поэтому меньше всего хотел бы я становиться по отношению к существующему строю и правящему классу в ту позу безоговорочного отрицания, в которой находились в свое время большевики.

Нам необходим критический, но конструктивный анализ ситуации. Задачу критиков я вижу не в том, чтобы противопоставить себя правящему слою как враждебную ему силу, а в том, чтобы нащупать путь, который позволил бы выйти из тупика и приступить к давно назревшим преобразованиям. Путь этот не может не быть в той или иной степени компромиссным, он не должен угрожать интересам правящего класса до такой степени, чтобы сделать его непримиримым врагом преобразований. Ясно, что критика, преследующая такие цели, должна быть до известной степени сдержанной.

Кто стремится к компромиссу, не должен разрушать для него почву. С другой же стороны, условия общественной жизни у нас в стране таковы, что когда просто называешь вещи их именами, то превращаешься, с точки зрения представителя правящего класса, в отъявленного экстремиста, с которым нет и не может быть никаких компромиссов. Вероятно, никогда в истории человечества не было такого постоянного, повсеместного и всем обществом принятого несоответствия между словами и действительностью, как в нашей стране в течение последних ти лет.

Настоящее издание написано заново и является, таким образом, новой работой, хотя и основанной на тех же идеях, что и первый вариант. Я хочу перечислить важнейшие из этих идей:

«Инерция страха» В.Турчина

Отношения России и Европейского суда по правам человека по-прежнему находятся в острой стадии. Об этом свидетельствуют заявления российских политиков и функционеров. Они считают, что структура саморазрушается — у нее уже осталось мало ресурсов и почти нет никакого реального влияния. Дискредитировала же она себя пассивным отношением к нарушениям общеевропейских ценностей различными странами.

Гражданам мало не покажется. Тем якобы за 40 тыс.

Осенью года я написал брошюру «Инерция страха», которая тогда получила довольно значительное распространение в самиздате. Настоящее.

Турчин анализирует сущность политических строев, существовавших в СССР и странах Запада в е гг. Основное внимание уделяется системным аспектам: Автор удивительно тонко и точно описывает разницу между оригинальными идеями социализма и их конкретной реализацией, а также объясняет, на каких принципах, по его мнению, может быть построен социализм, ориентированный на свою оригинальную идею - творческую интеграцию разных людей. В заключительной части книга производится анализ текущей идеологии стран Запада и его недостатков на основе произведений Маркузе и Тоффлера.

Последнее открытие Государственной Науки: Трехкратное прижигание этого узелка Х-лучами — и вы излечены от фантазии — навсегда.

Наука и шахматы - Инерция страха социализм и тоталитаризм

Ольга Вахоничева В России усилены меры безопасности апреля во всех российских городах милиция перешла на усиленный режим несения службы. В связи с празднованием Пасхи в целом в России обеспечивать безопасность граждан будут более тысяч сотрудников милиции , в Москве - более 11 тысяч милиционеров и военнослужащих Внутренних войск МВД России.

Особый режим в работе правоохранительных органов был введен ранее, после терактов в московском метро.

Эксперты отмечают инерцию блокового мышления в странах" Руководители НАТО в каком-то смысле боятся собственного страха.

В 33 года он уже был известным физиком-теоретиком с большими перспективами. Известен широкому кругу отечественных и зарубежных читателей рядом своих книг, учебников и сборников: Обыск и допросы к тому времени он уже прошел. Турчин и не был формально членом Хельсинкской группы, но готовил материалы для нее и участвовал в пресс-конференции Хельсинкской группы в качестве представителя Международной амнистии.

Публикации Физики продолжают шутить.

Скачать книгу бесплатно:

Социализм и тоталитаризм Инерция страха: Социализм и тоталитаризм Турчин Валентин Сущность того, что происходит сейчас в Советском Союзе, может быть выражена следующим образом: Времена Ленина и Сталина были героической эпохой нового общества, когда оно еще только создавалось, и перед его создателями стояла трудная задача: Эта задача потребовала для своего решения моря крови, миллионов человеческих жертв.

Ко времени Хрущева она была уже, в общем, успешно решена. Оставалось только ухаживать за новым обществом, аккуратно выпалывая сорную траву и не замахиваясь на гран диозные перестройки.

23 бюро Радио Свобода, расположенные в тринадцати часовых поясах на территории Центральной и Восточной Европы и бывшего.

Инерция страха и попытки прорыва: Второй съезд советских писателей Просмотров: : В статье показывается, как театральная интеллигенция предпринимает попытки переосмыслить идеологические функции литературы и переопределить векторы развития советской драматургии того времени. Однако в ситуации продолжающихся публичных кампаний травли и преследования инакомыслия сообщество свободомыслящих литераторов оказалось неспособно противостоять бюрократии, интеллектуальной инерции и наследию репрессий. . , , , , .

, -, , , 1. Состояние драматургии и драматургов в — годах: Историко-культурный контекст накануне 2-го съезда писателей Во второй половине х — е годы проблема нового самоопределения советской империи в изменившемся мире заняла особое место. С окончанием войны Сталина, власть которого в результате победы народа лишь усилилась, всерьез тревожило утверждение союзниками демократических ценностей.

И если в Германии под жестким контролем победителей началось мучительное вытравливание идеологии фашизма, то в России вернулись к истреблению либерализма вместе с либералами. В руководстве страны настороженно ждали изменений в умонастроениях общества, ждали и боялись, — боялись возродившегося в людях чувства собственного достоинства, ждали жесткой критики власти. Об этом, в частности, свидетельствуют активно собиравшиеся агентурной сетью КГБ сведения о том, как обсуждалась общественная ситуация в различных кругах, в том числе в особенно восприимчивой, чувствительной и, что особенно важно, — способной формулировать свои настроения — писательской среде.

Скачать Турчин В. - Инерция страха. Социализм и тоталитаризм бесплатно

Будьте спокойны Есть несколько характерных отличий нашей эпохи от сталинской, которые свидетельствуют о переходе тоталитарного общества в стационарную фазу. Первое и самое важное из них таково. Во времена Сталина ни один человек не был уверен в своем завтрашнем дне: Теперь же вы можете быть совершенно спокойны: Это сравнение, разумеется, целиком в пользу нынешнего режима.

Нельзя признать совершенным строй, который уничтожает своих сторонников.

Это чрезвычайно важно в нравственном отношении, для оздоровления всей обстановки в стране, для преодоления «инерции страха» (название.

Оба условия постепенной демократизации, давление снизу и способность к реформам наверху, не выполняются у нас, в сущности, из-за страха, а точнее, из-за инерции страха, вошедшего в нашу жизнь при Сталине. Страх, который парализует общество это страх сталинских жертв, страх, испытываемый властью, — страх самого Сталина. Пришедший к власти в результате невиданного в истории террора, Сталин подозревал каждого в тайном вынашивании планов возмездия, в каждом видел скрытого врага.

Очевидно, этот элемент и до сих пор сохраняется в высшем руководстве. Жестокие и бессмысленные репрессии против инакомыслящих которые вовсе не стремятся к вытаскиванию руководителей из их кресел свидетельствуют о наличии этого элемента и в то же время регенерируют, подкрепляют его. Чтобы разорвать его, нужен хотя бы какой-то минимум доверия между властью и обществом, чтобы разграничить борьбу за идеи от борьбы за власть.

Но при той пелене страха и лжи, которая нас окутывает, даже достижение этого минимума — труднейшая задача. Власть настолько боится реальных проблем, которые стоят перед страной, что даже не хочет назвать их по имени; она предпочитает отрицать очевидные факты. Это политика страуса, который прячет голову в песок от страха.

ПРАВДА на ОТР. Владимир Войнович: сейчас в нашем обществе наблюдается инерция страха (13.12.2013)