Начало премудрости – страх Господень

Страх Божий - это для меня. В 19 веке оформилось, а в м развилось понятие, что Божий страх - явление Ветхозаветное, устаревшее. Что теперь должна быть любовь к Богу, а не страх перед Ним. Вообще, в это время появилось много всякой лжи. Например, что нет ада. Если, мол, Бог любящий, то ада быть не может. Или что Бог не посылает людей в ад, что они сами туда идут, и так далее. Вы тоже так думаете?

Святые Отцы о страхе Божьем и смертной памяти

Литургия — не зрелище, не концерт и не религиозное праздничное мероприятие, которые нужно благочестиво отстоять и прослушать. Ее не наблюдают, в ней участвуют. Как часто нужно причащаться?

Святой египетский подвижник IVвека авва Исайя сказал очень сильные слова : «Ложь изгоняет страх Божий». А святой преподобный Иоанн Лествичник.

Постоянно пребывать в страхе Божьем Пс. В НЗ понятие страха передают греческие слова, в значение которых входят боязнь и ужас. Большинство верующих боятся Бога и не боятся этого признать. Некоторые люди боятся воды, но любят рыбалку. Боятся воды потому, что с водой нужно быть осторожным: В детстве мы боимся отца. Мы любим его, и он нас любит, и знаем, что он хочет нам как лучше. Но мы знаем, что отец — это отец, и, когда на совести у нас какая-нибудь пакость, мы боимся, что от отца нам может влететь.

Точно так же должны относиться мы, верующие, и к Богу. Мы должны преклониться перед Ним и любить Его, желать быть к Нему как можно ближе. Мы должны любить то, что любит Он, и ненавидеть то, что ненавидит Он. И должны всегда помнить, что Бога нужно бояться больше, чем кого бы то ни было еще. О каком страхе идет речь в Библии? Неужели Бог хочет быть каким-то страшилищем для Своих детей и держать их в постоянном страхе?

ЖИЗНЬ В БУДНИ ИЛИ О СТРАХЕ БОЖЬЕМ

В воскресенье, за Божественной Литургией, во время причащения мирян, внимание молящихся привлёк мальчик, стоявший возле алтаря. Смотрел он на причастников и время от времени заливался звонким смехом. Его пытались урезонить, но тщентно. С окончанием причащения прекратилось и необычное его поведение. Удивленные до крайности родители стали его расспрашивать, почему он так смеялся, и вот что услышали в ответ. Они этого голубя не видят, закрывают рот и отходят, думая, что причастились, а на самом деле только пустую ложечку подержали.

Покаяние есть корабль, а страх — его кормчий, любовь же — божественная пристань. Преподобный Исаак Сирин. Человек, принявший.

Как-то пожилой проповедник, оглядев собрание, сказал: Хотел бы я на вас дома посмотреть". Действительно, в церкви, на собраниях, мы все такие хорошие, верующие. А какие мы в будни? Какими нас видят соседи, жена, дети, сотрудники? Многие слагаемые определяют нашу жизнь. Одно из них — наличие в нас страха Божьего. Другой же напротив унимал его и говорил: И мы осуждены справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли; а Он ничего худого не сделал".

Иисус Христос висит на кресте, рядом висят два разбойника. Никто не был так близок к Иисусу, как эти два человека.

Что значит «страх Божий» – разве Бога нужно бояться?

Ницше С точки зрения монотеистов, вера начинается со страха Божьего и сопровождается запретами и добровольными ограничениями. Путь, как говорят мистики, начинается с Доверия Господу и проводнику к Нему — в лице Мастера — и сопровождается восхождением Любви в Сердце. Противоречие столь явное, что дальше, вроде бы, некуда. В одном случае страх толкает к Богу, в другом — закрывает от него.

Соединение внешне противоречивых вещей, внутренне действующих совместно, часто оказывается ключом к выходу на новый уровень восприятия истины, так попробуем рассмотреть Страх Божий как такой ключ, открывающий тайны приближения к Господу нашему. И оговаривается, что это не страх наказания, в этом мире или ином, а неизбежный и прямой страх ничтожества, то есть человека перед воспринятым безмерным величием Творца.

В другом кратком изречении он указывает в страхе Божием источник готовности и годности на все добродетели. Страх Божий, говорит он, есть начало.

5, 1: Когда я в первый раз прочитал Новый Завет, то вопрос о Страхе Божьем был один из моих первых вопросов. Ведь не раз говорится там, что"мы имеем дерзновение","вы друзья Мои","любовь изгоняет страх", как же быть со страхом Божьим? Когда я задал этот вопрос, мне ответили: В дальнейшем я это слышал не раз. Теперь вспоминаю то время и думаю: Ну хорош ответ - во всех отношениях:

Страх Божий и страхи человеческие

То ли мы похожи на непослушных детей, которые знают, что их больно накажут? То ли мы просто привыкли к Богу и воспринимаем Его, как доброго папочку, который все равно простит любой проступок, что бы мы ни делали? Потому, когда мы и делаем эти самые проступки, страха Божьего не имеем, а если уж каемся, то просто так полагается, чтобы Бог не обижался.

Страх Божий — это озон в нашей душной атмосфере. Тот озон здоровье. Пока Петр не утвердился в страхе Божием, то был он только Петром.

Климент Александрийский — Страх — начало любви и потом в нее переходит. Страх Божий, собственно, не боязнь Бога, а боязнь отпасть от Бога и впасть в грехи и страсти. Иоанн Лествичник — Луч солнечный, проникнувший чрез скважину в дом, освещает в нем все, так что видна бывает и тончайшая пыль, носящаяся в воздухе; подобно сему и когда страх Господень приходит в сердце, то показывает ему все грехи. Ефрем Сирин — На челе твоем всегда да будет крест, в сердце же — страх Божий. Диадох — Никто не может возлюбить Бога от всего сердца, не возгрев прежде в чувстве сердца страха Божия, ибо душа в действенную любовь приходит после того уже, как очистится и умягчится действием страха Божия.

Максим Исповедник — Страх Божий двояк: Другой — сопряжен с самою любовью, производя в душе благоговение, чтобы она от дерзновения любви не дошла до пренебрежения Бога. Тот страх, который порождается по причине прегрешений, под действием ожидания мук, — нечист, так как причиною имеет сознаваемый за собою грех и не пребудет навсегда, потому что вместе с отьятием чрез покаяние греха исчезает. А тот, который и без этого боязливого беспокойства из-за грехов всегда стоит в душе, этот страх чист и никогда не отойдет, потому что он некако соприсущ Богу, как дань от лица тварей, проявляя собою естественное всем благоговеинство пред Его величием, превысшим всякого царства и силы.

О страхе Божием

Типография Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, Перевод с латинского протоиерея Дмитрия Садовского, 1. Таких Божественное Писание научает, что нельзя достигнуть этого иначе, как только исполнением того, чем они пренебрегают.

В частности, мысли Леонтьева о страхе загробного воздаяния кажутся ему и вот отсюда ряд его статей о личном спасении и страхе Божием".

Господь зовет всех предстоящих, и только сами люди не внемлют этому и, оставаясь неподвижны, находят благословные вины для этого самоотлучения от Чаши. И если не останавливаться на определенных законных исключениях, эта недвижность призываемых преимущественно находит для себя основание в искреннем сознании своего недостоинства. Такое сознание, естественно, должно звать к покаянному очищению, да не лишимся мы сего величайшего дара любви Божьей, однако лишь при одном условии, если исповеданием греховности, для которого есть врачество в таинстве покаяния, не прикрывает здесь лукавая совесть равнодушие и недвижность духовную.

Пред нами в страхе и трепете закрывают лики свои многоочитые херувимы и шестикрылатые серафимы, которые, однако, предходят Ему, приходящему заклатися и датися в снедь верным. И нам ныне Он сам повелевает преодолеть страх своего недостоинства. И однако, есть путь правого, достойного преодоления немощи нашей, и сам Господь его нам указует. Ибо зовет нас подвигнуться в вере, страхе Божьем и любви. Мы присутствуем очами веры в горнице Сионской, вместе со святыми апостолами, в единении со всей Церковью, небесной и земною, сам Христос невидимо предстоит нам и нас приобщает, и хлеб и вино, которые видимы очами телесными, суть Его Тело и Кровь.

Немощна наша вера и слепотствуют очи, чтобы видеть, и однако да подвигнемся видеть и слышать Его зовущие и повелевающие слова.

Приход храма во имя иконы Божией Матери"Всех скорбящих Радость"

Чист ли хитон души, омыты ли мы в бане покаяния и исповеди или, быть может, приступаем неготовыми и нечистыми? Может быть, мы приближаемся недостойно, без осознания и сокрушения, как приступил предатель Иуда на Тайной вечери? Чувства искреннего покаяния и божественного желания должны наполнять нашу душу, когда мы готовимся принять в себя Непорочное Тело и Честную Кровь. Если уж Ангелы, небесные духи, предстоят со страхом и трепетом, то тем более мы, грешные смертные, должны поступать так, готовясь стать общниками Божественной природы.

Должно с твердой и непоколебимой верой, с глубоким убеждением и простым сердцем, со всем нашим душевным расположением приближаться к этому Божественному Таинству. Мы должны быть исполнены и вдохновлены непоколебимой уверенностью в том, что на святом престоле действительно находится Христос, приносимый в Жертву на Голгофе.

О страхе Божием. Человек, принявший на себя проходить путь внутреннего внимания, прежде всего должен иметь страх Божий, который.

Авва Херемон, отшельник египетский, сказал: Ныне пребывают, говорит он, вера, надежда, любовь, три сия 1Кор. Вера страхом будущего суда и мучений отклоняет нас от скверны пороков; надежда ожиданием небесных воздаяний, отторгая ум наш от настоящего, заставляет презирать все плотские удовольствия; любовь, огнем своим воспламеняя в душе нашей любовь ко Христу и к преспеянию в духовных добродетелях, побуждает с совершенною ненавистью отвращаться от всего, что противно им.

Хотя эти три добродетели ведут нас, по-видимому, к одному концу… но степенями своего превосходства много различаются между собою. Две первые свойственны тем людям, которые стараются преуспевать в добродетелях, но не имеют еще постоянного расположения к ним; третья же особенно принадлежит Богу и тем людям, которые восстановили в себе образ и подобие Божий… Поэтому, кто стремится к совершенству, тот с первой степени страха, собственно называемого рабским… Лк.

Здесь человек уподобляется уже не рабу, а наемнику, ибо действует в ожидании будущего воздаяния. Уверенный в прощении грехов своих, он уже не страшится наказания за них, а сознавая в себе добрые дела, думает получить за них милостивую награду. Иногда это третье состояние называют совершенным страхом. Другой же исполняет волю Божию из любви к Богу, любя Его, собственно, для того, чтобы благоугодить Ему; этот знает, в чем состоит существенное добро, он познал, что значит быть с Богом… таковой боится Бога и исполняет волю Божию уже не по страху наказания, уже не для того, чтобы избегнуть мучений, но потому, что он, вкусив самой сладости пребывания с Богом, боится отпасть, боится лишиться ее.

И сей совершенный страх, рождающийся от этой любви, изгоняет первоначальный страх. Поэтому-то апостол и говорит:

Проповедь:"Спасительная сила страха Божьего" (Алексей Коломийцев)