Экзистенциалы: страх, беспокойство, тревога, отчаяние, тоска, забота

Мартин Хайдеггер глазами Пиамы Гайденко. Конечный характер подлинной временности Хайдеггер решительно обрубает остаток"метафизического корня" в феноменологии Гуссерля, утверждая конечный характер подлинной временности. Временность по существу экстатична. Изначальное время конечно" . , . Прежде чем мы раскроем содержание вводимых Хайдеггером понятий и тем самым - смысл его концепции временности, необходимо отметить, что задача Хайдеггера - показать неподлинность понятия"бесконечное время", точнее, производность его от конечной временности. Хайдеггер недвусмысленно подчеркивает, в чем именно он видит свою задачу: Уже само название основного произведения Хайдеггера -"Бытие и время" свидетельствует о том, что время для него - ключевое понятие онтологии как науки о бытии. Своеобразие онтологии, как ее обосновывает Хайдеггер, опираясь на феноменологический метод, состоит в том, что для раскрытия смысла бытия необходимо найти такое сущее, которому бытие непосредственно открыто.

Суицидальное поведение с экзистенциально- гуманистических позиций

Флоренский, есть прежде всего С. Божий, и кто хочет проникнуть в святилище религии, должен научиться страшиться. В религии ничего не вырастает без этого корня. Бог — великий и страшный для всех и во всем, любая религия пронизана этим неизъяснимым С.

З. Фрейд, М. Хайдеггер, К. Ясперс, П. Тиллих. Дальнейшие размышления на эту тему мы находим описать метафизический страх и тоску как ключевые концепты Страх смерти есть не что иное, как оборотная сторона воли к.

В этом мире, когда он воспринимается как замкнутый, самодостаточный и законченный, все представляется бессмысленным, потому что все тленное, преходящее, то есть смерть и смертность всегда в этом мире и есть источник бессмыслицы этого мира и всего в нем происходящего. Такова одна половина истины, открытая для ограниченного и замкнутого кругозора. Хайдеггер прав, что обыденность парализует тоску, связанную со смертью.

Обыденность вызывает лишь низменный страх перед смертью, дрожание перед ней как перед источником бессмыслицы. Но есть другая половина истины, скрытая от обыденного кругозора. Смерть есть не только бессмыслица жизни в этом мире, тленность ее, но и знак, идущий из глубины, указующий на существование высшего смысла жизни. Не низменный страх, но глубокая тоска и ужас, который вызывает в нас смерть, есть показатель того, что мы принадлежим не только поверхности, но и глубине, не только обыденности жизни во времени, но и вечности.

Вечность же во времени не только притягивает, но и вызывает ужас и тоску. Тоска и ужас вызываются не только тем, что кончается и умирает дорогое нам, к чему мы привязаны, но в большей степени и еще глубже тем, что разверзается бездна между временем и вечностью. Ужас и тоска, связанные со скачком через бездну, есть также надежда человека, упование, что окончательный смысл откроется и осуществится. Смерть есть не только ужас человека, но и надежда человека, хотя он не всегда это сознает и не называет соответственным именем.

Большинство представителей экзистенциализма не предлагают человеку никакой потусторонней перспективы и полагают, что человек и не должен убегать от осознания своей смертности. Анализируя страх смерти, Хайдеггер выделяет два вида страха, которые испытывает человек. Житейский страх, то есть боязнь потерять жизнь или некоторые жизненные блага и страх онтологический, то есть страх —бессмысленного существования. Рано или поздно, так или иначе, человек сталкивается с ничто, встает перед ничто и ничто влечет его как пучина.

Экзистировать — это, значит, выходить за пределы своего упорядоченного сознания, эмпирического повседневного кругозора и социально организованного опыта.

Прослеживая мысли и чувства смертельно больного чиновника, Толстой показывает, как человек убегает от мыслей о смерти и как смерть приводит его.

Ученик Риккерта, он в г. Спустя несколько лет Гуссерля пригласили преподавать во Фрейбург, и Хайдеггер последовал за ним в качестве ассистента. Хайдеггер, признавший нацизм, назначен ректором Фрейбургского университета хотя он и недолго оставался на этом посту. Умер Хайдеггер в г. Но, чтобы достичь цели, необходимо понять, кто вопрошает о смысле бытия. Экзистенция становится несущественным определением бытия: Но проблема смысла бытия может быть понята только в том случае, если ясно, через какое сущее можно постичь смысл бытия.

Итак, по Хайдеггеру, постичь проблему бытия означает сделать прозрачным определенное сущее и нас, ищущих смысл бытия. Этому и посвящена экзистенциальная аналитика. Человек, следовательно, — сущее, вопрошающее о смысле своего бытия. Поэтому корректная постановка проблемы требует предварительного выяснения, каково это вопрошающее сущее. Человек, взятый с точки зрения способа бытия, всегда находится внутри ситуации, заброшен в нее и активно соотносится с ней.

Но , человек, — не только сущее, вопрошающее о смысле бытия, но также такое сущее, которое не позволяет свести себя к бытию, отождествляемому западной философией с объективностью, т. Все вещи, сколь угодно различные между собой, являются объектами - , предданными мне.

Вы точно человек?

А вот еще один способ Кьеркегора избежать страха: И только позитивные мысли! Осмельтесь мечтать о невозможном!

Вводя понятие «ландшафт» смерти по отношению к творчеству Тургене- 1 См. определение М. Хайдеггера: «Это выступание за пределы сущего . « изнывания, тоскливого томленья» («Голуби»); тоски («Без гнезда»); страха.

Французы выражаются гораздо более замысловато, чем остальные, не так ли? А почему эти философы не могут выражаться на простом английском языке? Во-первых, Дэрил, Сартр был французом. Ну да, и звучит немного в стиле Фоли-Бержер. По мнению Сартра, радикальное различие между людьми и утками состоит в том, что мы, люди, формируем свою сущность посредством выбора того, какими мы хотим быть.

Есть, конечно, и другие различия. Во всяком случае, именно такими мы и должны быть — всегда готовыми переделывать себя. Однако, увы, большинство из нас предпочитают быть вещью — нет, не такой вещью, как стол, светильник, ванна, а вещью, исполняющей роль человека, растворяя свою идентичность в профессии, государственности или репутации игрока в гольф. На этом пути мы соскальзываем в неподлинное существование, своего рода жизнь в состоянии смерти, как у знаменитого сартровского официанта, который убежден, что в обслуживании столов состоит его сущность.

Она есть, пока он действительно не умрет.

Многоликий Хайдеггер

Взаимозависимость жизни и смерти Мысль о переплетенности жизни и смерти очень стара. Всему на свете приходит конец - это одна из жизненных истин, так же как и то, что мы боимся этого конца и должны жить с сознанием его неизбежности. Стоики говорили, что смерть - самое важное событие жизни и научиться хорошо жить - это значит научиться хорошо умирать. Психологически смерть и жизнь переходят друг в друга. Нам достаточно и минуты размышлений, чтобы понять, что уже рождаясь, мы находимся в процессе умирания и в начале заложен конец.

1 В стихотворении Целана"Фуга смерти" евреи, которые роют для себя Предметы воспоминаний, страха, тоски, надежды, мышления -- это все.

Однако экзистенциалистом можно считать Хайдеггера с большой натяжкой, хотя понятие экзистенции и ряд экзистенциальных понятий, близких по значению к понятиям философии Кьеркегора у Хайдеггера несомненно наличествуют. Различие лежит в том, что Кьеркегор осмысляет проблему человеческого существования, проблему индивидуальной человеческой экзистенции, а Хайдеггер ведет речь о смысле бытия вообще и способе бытия того сущего, которое способно задать себе вопрос о смысле бытия.

Поэтому философские построения Хайдеггера являются, прежде всего, онтологией, тогда как у Кьеркегора онтологических построений нет. Радикальная реформа онтологии, предложенная Хайдеггером, состоит в ее более фундаментальном обосновании: Следует не только поставить вопрос о сфере сознания, а поставить вопрос о сознании в его бытии, вопрос о бытии самого сознания. Жизнь шире региона сознания, претендующего быть фундаментом онтологии.

КРИЗИСНЫЕ СОСТОЯНИЯ

, , , , . , , , - . , , ; . , , , , , , :

Хайдеггер повлиял на умы тем, что первый же контакт с ним вызывал чувство .. ему можно блюсти специфический смысл «объекта» эмоции или тоски. забыть о поражении «Федона», стремившегося победить страх смерти.

Страх в экзистенциальном измерении Страх в экзистенциальном измерении. Одним из важнейших понятий экзистенциальной философии является страх. Мир тем страшней, что в нем нет смысла, он не поддается человеческому разумению. Неожиданности поджидают человека на каждом шагу. Под маской доброжелательности люди действуют друг против друга. Экзистенциализм уделяет большое внимание эмоциональной жизни человека, так как на все, что его окружает, человек реагирует не только теоретически, или интеллектуально, но в первую очередь эмоционально.

Страх - это возможность свободы, только такой страх абсолютно воспитывает силой веры, поскольку он пожирает все конечное и обнаруживает его обманчивость. Сюжетная линия этого произведения посвящена ветхозаветной повести об Аврааме. В этой истории сокрыт глубокий парадокс веры и Кьеркегор пытается показать те"нужду и страх", которые преследовали Авраама, и которые должны присутствовать в душе любого истинно верующего человека.

Кьеркегор определяет Авраама как рыцаря веры. Рыцарь веры проделывает движение бесконечного самоотречения, посредством которого он выражает свое желание духовно и, тем самым, достигает бесконечности. Однако, с помощью веры, а именно, веры силой абсурда рыцарь веры получает конечное. По сути дела, посредством веры происходит примирение конечности человека с отчаянием перед лицом бесконечности. И все-таки, стать монахом - величайшее движение самоотречения, считает Кьеркегор.

Концепт метафизического страха () в немецкой философии

Возникает объективный взгляд на личность, при котором она оказывается вполне заменимой любой другой личностью. Эти другие притом не определённые другие. По сути дела это — отчуждённый человек повседневности. Человек повседневности — несобственный. Процесс утилизации проникает также и в язык, который вырождается в господствующее общественное мнение, пустословие анонимной экзистенции;и в конце концов индивидуальность, успокоившаяся в праздной болтовне, исчезает в тумане недомолвок.

Созвучно Ницше, Хайдеггер бескомпромиссно обнажает структуры повседневной усредненности духа.

Мартин Хайдеггер — в высшей степени фундаментальный автор. наличии , о себе, о мире, о жизни и смерти, без опоры на ту или иную школу мысли. тоски, темного ужаса, указывает Хайдеггер), и попадаем внутрь Dasein. Во всех случаях неаутентичного экзистирования Dasein"а страх это страх.

Библиотека"Полка букиниста" Значимые книги отечественных и зарубежных авторов Д. Западная философия от истоков до наших дней: Нависшая как угроза возможность не быть проясняет все отношения с другими . Возможность абсолютно безусловная, смерть во времени становится экстремумом бытия, его чистой невозможностью. Непреодолимость в том, что смерть - последняя возможность экзистенции, аннигилирующая ее.

Как безусловная она принадлежит исключительно индивиду. Здесь-бытие характеризуется способом персонификации смерти. В той мере, в какой смерть есть, она всегда радикальным образом моя смерть. Предвосхищение смерти ложным решением которого является самоубийство придает смысл всему сущему через опытное запределивание на его возможное небытие.

Такой опыт вряд ли рефлексивен по природе, скорее, он дает о себе знать специфическим чувством страха. Тоска сигнализирует об аффективной ситуации радикально нарастающей угрозы, сдавливающей экзистенцию.

Страх смерти (2)

Введите защитный код для скачивания файла и нажмите"Скачать файл" Защитный код Текст работы: Анализ концепций смерти в философии С. Взаимозависимость жизни и смерти Мысль о переплетенности жизни и смерти очень стара. Всему на свете приходит конец - это одна из жизненных истин, так же как и то, что мы боимся этого конца и должны жить с сознанием его неизбежности. Стоики говорили, что смерть - самое важное событие жизни и научиться хорошо жить - это значит научиться хорошо умирать.

«Страх смерти не что иное, как оборотная сторона воли к жизни, как страх (Ясперс, Хайдеггер), тошнота, тревога (Сартр), тоска, скука (Камю).

Перефразируя Декарта, можно сказать: Экзистенциальный страх открывает мне бессмысленную ничтожность моих повседневных боязней, опасений, тревог моего повседневного существования. Искусство структурирует, укладывает, упорядочивает, упаковывает. Оно перераспределяет негативную информацию. Оно насыщает меня энергетикой, вдохновением, возвращает желание жить.

Оно сублимирует его, делает мощной созидательной эмоцией. И, естественно, нет художественного образа. Надо отворить внутренние шлюзы, затопить все застывшее, наличное потоком творческой воли. Нужно тут, вообще говоря, одно:

Реале Дж., Антисери Д. Западная философия от истоков до наших дней. От романтизма до наших дней.

Ученик Риккерта, он в г. Спустя несколько лет Гуссерля пригласили преподавать во Фрейбург, и Хайдеггер последовал за ним в качестве ассистента. Хайдеггер, признавший нацизм, назначен ректором Фрейбургского университета хотя он и недолго оставался на этом посту. Умер Хайдеггер в г.

Безусловно, основная тема философии Хайдеггера — тема бытия. .. мере в одностороннюю “философию страха”, “философию ничто”, “философию смерти”, Глубокая тоска приоткрывает сущее в целом.

Понятия страха в экзистенциализме: Страх, согласно Хайдеггеру, может быть рассмотрен в трех взаимопринадлежащих аспектах: Это"страшное в его страшности" как раз указывает на предметность страха [там же]. В страхе мы всегда страшимся за себя, за свое бытие. Ежели мы говорим, что страшимся"за другого", то это не означает, что мы принимаем на себя его страх и страшимся угрожаемого ему, это значит, что мы страшимся за свое со-бытие с ним, то есть в конечном счете опять-таки за себя.

В экзистенциальной аналитике Хайдеггера страх не является"самостоятельным" феноменом. Страх как"модус расположенности" фундирован в ужасе -- одном из основорасположений, которое играет роль"отличительного" в экзистенциальной аналитике[20, с. Помимо ужаса Хайдеггер исследовал такие основорасположения, как скука, тоска, сдержанность и т. В отличие от страха,"перед-чем" ужас не есть какое-либо внутримирное сущее. Ужас настигает как раз тогда, когда ужасное подступило"вплотную", но остается неопределенным в своем"что" и"где".

То, от чего ужасается ужас, есть ничто из сущего. Однако, это"ничто из сущего" само есть нечто, а именно: Мирность же мира принадлежит к бытию , укоренена в целостном бытии-в-мире.

Вероника Степанова"Страх смерти"